Валентина Рудкина о культуре и туризме на селе

Веками хребтом деревни было сельское хозяйство. Даже во времена социальных экспериментов, типа коллективизации в России, оно несло на плечах проблемы деревни. И только в 1991 году хребет сломали, распустив колхозы/совхозы, выкинув людей села «в никуда», пустив под нож десятки миллионов меньших братьев — крупных и не очень голов скота, выведя из оборота миллионы квадратных километров сельхозугодий, которые предки корчевали сотни лет. У людей села потерялся смысли жизни.

К счастью, роль «хребта» подхватили сельские клубы, библиотеки, школы. Они остановили или замедлили падение деревни, деградацию населения, не имеющего работы. Насколько могли приостановили. Ликвидируй их сейчас какой-то «бережливый» министр финансов РФ, и большая часть территории страны быстро обезлюдеет. Валентина Рудкина, глава Приморского района Архангельской области, надеется, что «наверху» такой деятель, каких было много в 1990-е, больше не появится. Скорее верит, чем уверена…

– Приморский район один из крупнейших в Архангельской области. Как Вы передвигаетесь по заснеженным деревням зимой?

– Чтобы поехать на острова содержим ледовые переправы и зимние дороги. По побережью передвигаемся на снегоходах, от деревни к деревне. Например, чтобы попасть в Верхнюю и Нижнюю Золотицу, надо до бывшего поселка Поморье (Тучкино) ехать на машине два часа, а дальше 4−6 часов на снегоходе. Я ездила в Зимнюю Золотицу на снегоходе в мороз минус 20 — 7 часов в одну сторону. Поехали на трех снегоходах, самой пришлось посидеть за рулем, останавливались, пили чай, перекусывали. На следующий день обратно.

13.jpg

– Изюминка Приморья — ледовые дороги между островами Северной Двины, это популярные туристические маршруты…

– Круглогодично организованы четыре постоянных островных маршрута — в Княжестрово, Пустошь, Вознесенье и Ластолу. Зимой туристов не меньше, чем летом, особенно в этом году. Ледовые переправы на всех этих туристических маршрутах.

– Население района уезжает жить в города, или зимой они городские, а летом — сельские жители?

– Отток населения заметен, если сравнивать статистику за десятилетия, но за последние годы у нас стабильная численность населения — 25 000, летом более 130 000. В районе 105 садовых товариществ, 55 000 садовых участков. С марта в деревни Приморского района, в родовые гнезда, едут многие горожане.

– Чем является библиотека, клуб, школьный музей на селе?

– Центром притяжения людей, независимо от возраста. Точкой развития общества, туризма, изучения истории. Важно, чтобы в деревне был храм и музей, тогда деревня не исчезнет, найдет свой путь в будущее. Многие приморские деревни наравне с социальными объектами имеют православные церкви. В Уйме, Княжестрове, Боброво, Летней Золотице, Луде, Талагах, Пертоминске, Лопшеньге, Заостровье, Лявле поставлены новые или реставрируются исторические церкви.

– Как Вы считаете, может в России появиться руководитель, который скажет — на селе накладно содержать библиотеки, клубы, музеи — давайте их закроем, хватит интернета?

– Надеюсь, что не появится. Мы это уже проходили в 90-е годы, когда культура влачила существование по остаточному принципу. Нельзя допустить повторения. Живое общение никакой интернет не заменит. Поэтому президент Владимир Путин и правительство уделяет культуре особое внимание.

– Сейчас библиотека и клуб не самые привлекательные места на селе. Как их снова сделать центром свободного времени населения?

– Вы были в наших библиотеках, домах культуры после ремонта? В ремонт клуба в Катунино, где живут 5000 человек, бюджет вложил 100 млн рублей. В Уйме, где жителей 4000, клуб отремонтировали на сумму 18 млн рублей. В Пустоши, с 600 жителями, ремонт клуба обошелся в 10 млн. Современные интерьеры, музейные комнаты, интерактивные пространства.

Это важно для самочувствия местных жителей — видеть, что в их деревню едут туристы, что они везут сюда и платят деньги, чтобы побывать здесь, узнать историю, посетить учреждения культуры.

Дома культуры, библиотеки будут интересны если пойдут на полшага впереди всех. Самое главное — это руководители с харизмой, лидерскими качествами. Есть такой сотрудник — всё вокруг него крутится. Нет — наша задача его найти, иначе модернизация учреждений культуры не даст эффекта.

IMG_3281.JPG

– Много новых книг поступило в 2020 году в библиотеки Приморского района? Какой это % от всех книг?

– В библиотеки Приморского района в 2020 году поступил 5421 экземпляр книг. Это 3% от всего библиотечного фонда Приморской центральной библиотеки. С приобретением новых книг есть проблема, пока нет финансовой возможности. Сначала мы ремонтируем библиотеки, чтобы люди в них пошли.

– Интернет и телевизор знакомят с лучшими клипами мира, и на их фоне клубные кружки выглядят примитивно?

– Что значит примитивно? Мы ведь не требуем от всех, кого научили читать и писать становиться писателями или журналистами. Так почему все, кто обучается музыке, танцам, должны становиться знаменитыми певцами или профессиональными музыкантами?

За последние годы в кружки пошло больше детей, даже в платные. В клубах района 206 кружков с 3000 участников, рост числа в 2,5 раза за 3−4 года. Одно дело нажать на кнопку и посмотреть клип, а другое самому исполнить музыку, выступить на сцене, узнать законы музыки. Кружки в Домах культуры дают эстетическое развитие и возможность творческой самореализации. Никто не требует от детей становиться звёздами, у нас нет отбора — приглашаем всех желающих. Дети занимаются с удовольствием, они заняты, родителям не нужно беспокоиться за их досуг.

Скоростной интернет есть во всех деревнях — в домах культуры, школах и администрациях. Но в далеких селах интернет плохой, скоростной очень дорог для населения. В Патракеевке нужен интернет и устойчивая мобильная связь, надо ставить вышку, а провайдеры говорят, что это невыгодно. На Летнем берегу вышки для связи и интернета поставил рыбакколхоз имени Калинина, Андрей Заика поставил.

YtttePHYrG0.jpg

– Кружки дали выдающихся исполнителей?

– У нас есть ведущие дома культуры — в Рикасихе, Уйме. Их воспитанники ежегодно становятся лауреатами международных и всероссийских фестивалей и конкурсов.

– В каждой сельской избе множество старинных фотографий. В Пустоши на двери музея Лоцманского стана висит объявление — «старинные фотографии и документы принимаем по четвергам». В районе собирают эти свидетельства прошлого, ведут исследовательскую работу?

– Пустошь — очень популярное у туристов место — в день бывает по нескольку экскурсионных групп. Но уверяю, если придут не в четверг с фотографиями, а в среду, их тоже обязательно примут. В Пустошинском сельском Доме культуры создан «Музей лоцманской славы».

Краеведческую поисково-исследовательскую работу ведут сотрудники сельских Домов культуры и библиотек, за последние 6 лет они создали 15 музейно-выставочных пространств. Большую научную деятельность ведёт районный Музей народных промыслов и ремесел Приморья, на высоком уровне проводящий научные конференции «Беломорские чтения». По их материалам изданы 4 научных сборника. Кстати, все старинные фотографии, документы, предметы старины в музейных комнатах находятся на учете в районном музее, он отвечает за их сохранность. Мы исполняем закон «О музейном деле» храня экспонаты в музейных комнатах на учете в районном, аттестованном музее.

IMG_2591.JPG

– В Приморском районе сделаны сенсационные археологические открытия — например, в Борах найден Архангельский клад X века. Но мало кто знает, что в Ширше в XVIII веке был Адмиралтейский завод, в Мечке — одна из первых в России бумажных фабрик, у Новодвинска с XVII века существовала цепочка искусственных озер и плотин с пильными и кузнечными цехами, что на островах Северной Двины стояли редуты для защиты Архангельска и многие из них, заросшие травой, сохранились. Есть планы ввести эти памятники в туристический и культурный оборот?

– Почему никто не знает, знаем и про Ширшинские плотины, начинающиеся у Катунино, и редуты в Кальчино, в деревне Красной и других островных деревнях. Мы работаем поэтапно, за один год всего не сделать — поднимаем историю каждой территории, делаем её интересной для гостей, организуем маршрут, он постепенно становится популярным. Так уже произошло с Вознесеньем, Пустошью, Патракеевкой, Лявлей, Княжестровом, Ластолой. Сейчас реализуем несколько проектов в Нижней Золотице, и скоро она превратится в точку притяжения гостей. Много тех, кто советует что-то сделать, а тех, кто готов вложить средства и реализовать свою идею, меньше во много раз. За совет по Ширше спасибо, поставим там информационный стенд с рассказом об Адмиралтейском заводе.

– Почему в Архангельскую область приезжает в 2 раза меньше туристов, чем в Вологду, хотя достопримечательностей не меньше?

– В Вологде все достопримечательности близко, у нас же туристы несут гораздо большие финансовые и временные издержки, стоимость поездки вырастает в разы. В год, судя по проданным билетам, в клубы и музеи Приморского района приезжают 27 000 человек — в том числе 17 000 на Соловки. Для Приморского района главное, чтобы наши территории были интересны жителям Архангельской области, чтобы школьники первые свои путешествия сделали сюда, на острова Северной Двины. Наши маршруты востребованы жителями Архангельска и Северодвинска, мы это ощутили во время пандемии.

– Соловки входят в Приморский район. Церковь не хочет туристов на островах, деятели культуры говорят, что Соловки — достояние народа. Вы за кого, или за компромисс? Почему из Карелии на Соловках бывает больше туристов, чем из Архангельска?

 Я за компромисс, на Соловках живет 900 человек, им нужна работа, доход, чтобы жить. Но мы должны понимать, что монастырь действующий и туристы, заходящие на его территорию, должны с уважением относиться к святыне. Почему из Карелии больше? Оттуда путь морем короче — поезд плюс катер дешевле самолета, поэтому из Карелии туристов едет больше. Если туда пойдут морские суда из Архангельска — больше людей поедет через Архангельск. Но суда не поставят на этот маршрут, пока высокие должностные лица не скажут внятно есть перспектива у туризма на Соловки и какая.

– В Приморский район входит и архипелаг Земля Франца-Иосифа. Вы занимаетесь организацией арктического туризма?

– Организацией арктического туризма на Землю Франца Иосифа занимается национальный парк «Русская Арктика». У района нет таких финансовых возможностей, арктический туризм является одним из самых дорогих видов туризма. Весь Приморский район относится к Арктике, любой наш маршрут арктический. В первую очередь мы развиваем туризм там, где бизнес не спешит вкладывать средства — Зимний берег, острова Северной Двины.

– Вы много сделали для музея бывшей геофизической обсерватории АН СССР на Андриановом острове, в селе Вознесенье. Прекрасный «космический» зал там готов принять высокие научные конференции. Кого уже пригласили?

– Я 16 лет проработала в селе Вознесенье, здесь выросли мои дети. На базе Вознесенского СДК (в бывшей ионосферной обсерватории) проводятся конференции и круглые столы с участием научных сотрудников САФУ. Мы будем рады, если появятся ученые желающие провести в Вознесенье конференцию. Теплоход туда ходит дважды в день, ледовая дорога всегда расчищена от снега, накормим конференцию северным обедом. Мы готовы к любому взаимодействию, нужны заинтересованные ученые.

– В Лайском Доке строилось легендарное исследовательское судно «Персей». Скоро в поселке откроется клуб — там будет музей «Персея»?

– В следующем году построим дом культуры Лайского дока. Там будет музей, экспозицией займемся еще через год. Предложение сделать музей «Персея» рассмотрим, я согласна, что местные музеи надо специализировать на двух-трех самых главных темах.

– В бывшем военном городке Катунино 4-километровая взлетная полоса. Не думали устроить там выставку боевой техники под открытым небом?

 Мы об этом подумаем, посоветуемся со специалистами из правительства Архангельской области и военным комиссариатом. Это дорогостоящий проект.

 ИА REGNUM

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *